Переехавший в Калмыкию австриец строит для туристов «пятизвездочные» юрты

Калмыкия На Юге:
Переехавший в Калмыкию австриец строит для туристов «пятизвездочные» юрты
Текст: Руслан Мельников
Российская газета — Неделя № 7767 (9)

Особый случай

Клеменс Ауэр — единственный австриец, перебравшийся на постоянное место жительства из благополучной Европы в Калмыкию. Сейчас Клеменс считает себя настоящим степняком. Он даже научился ездить на лошади и пытается запустить свой бизнес. Австриец строит целое туристическое поселение — хотон с гостевыми юртами.

Скучный сытый Запад

— После университета я долго искал работу. По специальности я программист, но, как оказалось, в Европе нормально трудоустроиться в этой сфере уже непросто — слишком высока конкуренция на рынке труда. Поэтому я пошел на собеседование в международную компанию, которая работала в России. А когда меня туда взяли, я просто влюбился в вашу страну, — рассказывает Клеменс Ауэр.

Друзья и родные поначалу не понимали этой странной страсти, некоторые были в шоке. Но очарование российской действительности, так отличающейся от скучного и сытого спокойствия Запада, притягивали Клеменса все сильнее. Он изучал русский язык и путешествовал по регионам.

Когда грянул кризис 2014 года, компания-работодатель свернула деятельность в России, и Клеменсу пришлось вернуться на родину. Но российский «вирус», обосновавшийся в его крови и душе, не давал покоя. Помаявшись пару лет в Австрии и потосковав в местных офисах, он окончательно понял, что не сможет без России, и снова начал рассылать резюме с четким указанием желательного места работы.

Повезло: успешно пройденное собеседование, билет до Москвы, наскоро собранные чемоданы… Во второй приезд в Россию Клеменс женился. А после рождения двух сыновей даже родные смирились с его любовью к непонятной восточной стране. Я пытаюсь выяснить, чем же Россия так пленила австрийца.

— Понимаете, на Западе сейчас сложно самореализоваться. С одной стороны, там вроде бы все есть, все готово, все красиво, все уже построено и хорошо работает. Но именно поэтому очень трудно создавать что-то свое, новое. Там все ниши давно заняты, а здесь — огромный потенциал, которого зачастую вы сами не видите. Работоспособный человек в России сможет реализовать собственный проект. Главное — делать его хорошо, и тогда все получится, — Клеменс волнуется, говорит с акцентом и еще путается в русских словах, но горящие глаза выдают искренность лучше любых слов.

Когда закончился контракт, Клеменс решил остаться в России навсегда, но предпочел не шумную Москву, а тихую провинцию. Супруга австрийца родом из Калмыкии, поэтому молодая семья перебралась в Элисту. Свое первое впечатление от степной республики Клеменс запомнил навсегда. «Много места и воздуха», — улыбается он. Над тем, чем он здесь будет заниматься, австриец размышлял недолго.

— В Калмыкии есть проблема: когда сюда приезжают гости, особенно иностранцы, их не всегда можно разместить с комфортом. Такая ситуация возникла, когда ко мне приехали родители. И я решил создать особенное место, что-то вроде гостиницы и турбазы. Хотелось взять лучшее из того, что за многие тысячелетия создали кочевники, и объединить наследие степняков с достижениями XXI века, — объясняет Клеменс.

Так появилась идея поставить под Элистой туристический комплекс-хотон из комфортабельных юрт, куда не стыдно было бы пригласить даже самых привередливых туристов.


Калмыкия

Теплый пол под звездами

Обходим юрты. Каждая — на 80 квадратных метров, крепкая как дом. Такой необычный гостиничный номер в степи рассчитан на двух человек. Его, конечно, не разберешь как обычное жилище кочевника и не увезешь с собой на новое стойбище. Зато будущие постояльцы ни на миг не почувствуют себя оторванными от цивилизации. Эти юрты со всеми удобствами: в задней части оборудуются туалеты и ванные, теплые полы. Стены тоже утеплены. Наверху в центре вместо традиционного отверстия для дыма от очага — стеклянный колпак, через который можно смотреть на степное небо и звезды. Клеменс показывает, где должны стоять двуспальная кровать, стол и диванчики. Места хватает на всех.

В свой бизнес-проект Клеменс вложил немало денег и сил. Удалось даже выиграть республиканский грант — 700 тысяч рублей, которые он, впрочем, называет каплей в море.

— Расходы огромные. Но я благодарен властям за то, что мне не мешают. Это само по себе уже большая помощь. Грант, конечно, тоже хорошо, но я отдаю себе отчет в том, что предприниматель здесь, как и в Австрии, должен сам строить свое благополучие, — рассуждает Клеменс.

Он и строит. Терпеливо, последовательно и основательно. Но у Клеменс-хана пока процесс затягивается. Юртовый комплекс должен был открыться еще полтора года назад. Увы, оказалось не все так просто.

— Хорошую строительную компанию, которая выполнила бы нужные мне работы по договорам и с гарантией, найти в Элисте сложно. Здесь слишком развит «серый» сектор. Приходится выискивать отдельных специалистов. Но большинство настоящих профессионалов уехали из Калмыкии на заработки, а те, кто остался, либо сразу просят слишком высокую цену, видя, что я иностранец, либо работают некачественно. Нужно все контролировать самому.

Хурул по соседству

Но при этом Клеменс даже мысли не допускает о том, чтобы бросить все и уехать из Калмыкии на родину.

— Ни за что! Мне здесь слишком нравится. Я уже насквозь пропитался кочевой культурой. Часто выезжаю кататься на лошади в степь. В степи у меня как бы это сказать… Душа чистится — вот! Когда дострою хотон, буду разводить лошадей, как настоящий кочевник, — мечтательно улыбается Клеменс.

По соседству с юртовым комплексом Клеменса располагается старый буддистский храм-хурул. Собственно, поэтому австриец решил открыть свой хотон именно здесь. Клеменс признается, что ощущает идущую от хурула силу и сам часто бывает в храме. Он не прочь покрутить молитвенные барабаны и пообщаться с монахами.

— Может, в Калмыкии вы уже стали не только степняком, но и буддистом? — осторожно интересуюсь я.

— Сложный вопрос. У меня мама протестантка, папа — католик, жена — буддистка. А кто я? Даже не знаю. Я просто верю, что жить надо правильно и хорошо делать свое дело, — Клеменс поворачивается к юртам. — Когда-нибудь я свое дело сделаю. И сделаю хорошо. Пусть и не так быстро, как хотелось бы. Но я из-за этого уже не волнуюсь и не расстраиваюсь. Зачем? От этого проблемы быстрее не решатся.

И совершенно явным буддистским спокойствием повеяло от этих слов, произнесенных с сильным австрийским акцентом.

Кстати
Возле гостевых юрт — небольшой административный домик с крышей-пагодой. Традиционная для Калмыкии архитектура соседствует с высокими технологиями: на крыше расположены панели солнечных батарей.


Калмыкия

Экспаты в России
rg.ru

Популярные страницы:

Метки: | | | | | |

Оставить комментарий